Москвичи ничего не хотят знать о том, как расходуются их деньги на капитальный ремонт: это хозяйственная проблема — или политическая? | Очаково-Матвеевское онлайн

Оригинал статьи - “Новая газета”. Публикуется в сетевом издании «Очаково-Матвеевское онлайн» с разрешения автора, Евгении Ремизовой, и редакции “Новой газеты”

Кто он, муниципальный депутат, — политик или хозяйственник? «Хозяйственник» — уверены жители. И упорно не хотят видеть своего депутата политиком.

Состояние домов

Фотофиксация износа дома в Москве. Такую съемку делают муниципальные депутаты. Фото: Евгения Ремизова.

Жители погрязли в хозяйственных разборках в своем районе: подвалы текут, крыши текут, краны текут, батареи текут, даже фасады текут. Есть Управа, есть управляющие компании, есть эксплуатирующие компании… Но нужен депутат, который на общественных началах придет и будет по-хозяйски заставлять всех вышеперечисленных работать за ту зарплату, что им выдает государство (из налогов, разумеется). По сути, депутат тут выступает в качестве переговорщика, медиатора. Выслушать и понять проблемы жителей, затем «достучаться» до исполнителя.

С этим тоже непросто. В нашем Совете (Басманный), например, нет официальной электронной почты. Каждый депутат пользуется тем ящиком, который ему удобен. А общая почта Совета зарегистрирована на бесплатном сервере. Вот тут первое препятствие. Некоторые предприятия не принимают почту с бесплатных адресов. Зато принимают факсы! (помните такое устройство?). Но у нас своего факса нет. Зато есть почта России. Представляете уровень общения с организациями в пределах Москвы? Или бумажной почтой, или ехать лично в офис, в часы приема, сдавать заявление и так далее. Это — дело депутата?

И вот в роли хозяйственника я прихожу в дом, где идет капитальный ремонт. Жители смотрят на меня с надеждой, потому что ремонт идет уже год, а они до сих пор не понимают, что и как должно быть сделано. Каждый раз злюсь и думаю, чем занимался предыдущий депутат, который открывал работы и даже принял часть из них. Почему такой беспорядок в делах? А комиссия по приемке работ на мои вопросы только отвечает: «Никогда так не было!» Но ведь это не ко мне претензия, это к предшественникам вопрос: почему не было так, как прописано в законе? А как было?

А было так, что дают на подпись незаполненные акты, в которые позже будут вписаны любые суммы. И жители подписывают такие документы.

Моя коллега-депутат даже обещала дать мне пояснительную записку, почему надо подписывать такие акты. Вот очень жду этот текст. Представляю, как скажу жителям: «Дайте мне свой кошелек, я буду приносить какие-нибудь продукты, чтобы вы не голодали, но сколько буду тратить денег — не скажу. А вы кошелек ежемесячно пополняйте».

Состояние труб

Трубы отопления в московском доме после капремонта. Фото сделано муниципальным депутатом.

С недавних пор жители России стали переводить обязательные платежи в фонд капитального ремонта. Это вполне серьезные суммы.

Важно это осознать сразу: деньги в фонде — это деньги россиян. Других поступлений там нет.

Некоторые дома сразу вошли в программы по капитальному ремонту, другим он предстоит лишь через годы. Соответственно, первые дома, где начинается ремонт, еще не успели накопить своими платежами достаточной суммы на ремонт. Недостающую сумму они получают из фонда в долг. И долг этот надо будет оплатить. Логично же сразу поинтересоваться, а сколько дом успел накопить денег и каков бюджет ремонта. Но нет! Это первая трудность — получить смету. Ряд подрядчиков под любым предлогом увиливает от этого. Приносят некие распечатки, ксерокопии и еще какие-то поделки, вместо полного комплекта проектно-сметной документации. То есть у жителей образуется долг, а они даже не знают, на какую сумму!

Но проект составлен, смета составлена, все согласились, начинаются работы. И тут выясняется, что в проект включено много лишнего: замена стояков, которая была произведена несколько лет назад, площадь кровли составляет 500 метров вместо реальных 300 и так далее. Как же был подготовлен проект? Порой по документации, которую никто никогда не проверял и не актуализировал. Предполагается, что проектировщик придет в дом и все проверит. Но то ли проектировщику некогда, то ли жителям все равно, как будут потрачены их деньги… Проект принят — и ладно.

И вот в доме появляются рабочие, и жители, наконец, узнает про капитальный ремонт в собственном доме. Начинают проявляться активные жильцы. Некоторые — профессиональные строители и архитекторы. Они просто не могут пройти мимо некачественно выполняемых работ. Они вникают и все проверяют. Работы приостанавливаются (именно в тот момент, конечно, когда уже что-нибудь разломали или раскопали). Подрядчик перекидывает рабочих на другой объект и дом «зависает» в своем ремонте с недоокрашенным фасадом или дырами вокруг стояков канализации на время внесения изменений в проект.

Жители снова не понимают, что происходит, и только «давят» на активистов, обвиняя их в затягивании ремонта. А активисты не хотят некачественного ремонта и необоснованного долга за своим домом.

У нас еще нет соответствующего опыта, мы не знаем, как этот долг повлияет, например, на сделки купли-продажи квартир? Как они повлияют на стоимость квартиры, при необходимости отвечать имуществом по долгам?

И еще один момент. При отсутствии общественного контроля расходования средств фонда капитального ремонта, очень быстро может случиться такое, что фонд все накопленные средства исчерпает. А это будет означать, что ставка была маленькой — и ее неизбежно повысят.

Логично же, раз средств на ремонты не хватает, а жители ремонтов хотят, то надо собирать больше денег на эти ремонты!

В чем проблема некачественного ремонта? Капитальный ремонт по системам дома проводится с периодичностью примерно раз в 25 лет. Если жильцы дома приняли проведенные работы и не предъявили претензий, то в следующий раз капитально ремонтироваться их дом будет только через четверть века. То есть любые аварии (лет через 10, например) будут устраняться силами управляющей компании — или же за счет жителя. То есть все же стоит проследить, чтобы рабочие поставили качественную трубу канализации, которая прослужит свои 20-25 лет, и не платить потом за каждую протечку. Но от жителей я только и слышу: «Сейчас мне некогда. Может, когда-нибудь потом?» Можно и потом. Но документы-то вы уже подписали уже сейчас. Так и надо было отказываться от ремонта и официально говорить: «Потом. В следующем году. Через год. Через пять лет».

Политический ли это вопрос: жители ничего не понимают про капитальный ремонт, но платят за него исправно? Каков масштаб должников по капитальному ремонту по России? Сколько людей в России пока не осознают этого, но уже в долгах перед государством? Или это вопрос хозяйственный, поскольку приходится ходить по подвалам и чердакам и по пути заниматься просветительской работой?

С сентября этого года я депутат Басманного района. Я поработала уже в нескольких комиссиях по капитальному ремонту. Настоящую смету (правильно оформленную) я видела только на обучающем семинаре.

Ремизова

Автор - Евгения Ремизова, депутат Совета депатов муниципального округа «Басманный».

Оригинал статьи - “Новая газета”. Публикуется в сетевом издании «Очаково-Матвеевское онлайн» с разрешения автора, Евгении Ремизовой, и редакции “Новой газеты”

Материалы по теме:

«Очаково-Матвеевское онлайн» - подписывайтесь, чтобы быть в курсе.

«Очаково-Матвеевское онлайн» - Telegram

«Очаково-Матвеевское онлайн» - ВКонтакте (VK)

«Очаково-Матвеевское онлайн» - Facebook

«Очаково-Матвеевское онлайн» - Instagram

«Очаково-Матвеевское онлайн» - Twitter

«Очаково-Матвеевское онлайн» - Одноклассники